домашний уют и интерьер

Разговор с ним

Ты говоришь что нужно поставить между нами точку. Ну ставь, кто тебе мешает, я ведь ее уже давно поставила для себя. Говоришь, заезженными фразами типа я веду себя не честно по отношению к тебе, говоришь, что я стерва. А я ведь не была никогда стервой, всю свою жизнь я была девочкой-пай. Я даже курить ни разу не пробовала. Ты представляешь, ни разу. Ты растоптал все мои чувства за эти длинные четыре года. Я же любила тебя. Любила больше жизни, ты был моим сердцем и мозгом. Больше я никого так не полюблю, два раза так мучатся  это слишком для одного слабого человека. Я ведь любила тебя до дрожи в голосе, до унижения самого низкого, до потери гордости, до бескорыстности помощи тебе, участия в твоей жизни, в твоей голове. Я хотела знать, о чем ты думаешь, чего хочешь, что чувствуешь. Я готова была всех на тебя поменять, чтоб только слышать тебя и иметь возможность обнять. Ты уничтожал все мои настроения одним взглядом, не тем, не таким поворотом головы. Ты был книгой моей любимою, моей жертвой моей негой. Это то чувство было, о котором пишут стихи, ради которого идут в монастырь от себя отрекаясь, ради которого грешат не каясь. Но ты был король, я же была рабыней. Но мне не свойственно вечно покорятся. Ты пропадал на месяцы, не звонил, не брал трубку, потом появлялся. Просил прощение, говорил, что я твоя девочка, а потом пропадал опять, где ты, с кем ты – я не знала, и не хотела знать, чтобы не потерять. Мне было все равно изменял ты мне или нет, я не боялась услышать любой ответ, но надеялась все же на «нет». Я стала привыкать без тебя гулять, засыпать, просыпаться, постепенно переставала ждать. Находила тебе замены, но они поначалу были не ты, а потом они стали лучше, и рабом тогда стал ты. Ты оказался не так и хорош, ты не оказался лучшим. Я сбивала, когда ты звонил, а ты не понимая злился. Ревновал меня к каждому столбу, не разрешал, критиковал, обижался. А на привычке ведь далеко не уедешь, но ты не унижался. Не унижался до последнего, до самого решающего нет. А сейчас уже поздно, максимум звони на праздники, говори «привет, соскучился..» и все такое. Хочешь дам тебе простой ответ – у отношений другой жизни нет. Чувства, они как плоть человеческая, боль могут терпеть. Но не долго, от боли они умирают, после боли у них другой жизни нет. Эта боль может только простится, в алкоголе, в веселье утопится, но на то, что забудется – не надейся. Ты всегда говорил, смеется последний – ну что же, пожинай плоды – смейся.

Оставить комментарий